«Кать, все будет нормально, не кипишуй»

В рязанском суде огласили переписку Артема Дорофеева и Екатерины Левченко, в убийстве которых обвиняют фигуранта дела «Сети»*

16 октября сотрудники прокуратуры предъявили суду присяжных последние доказательства, которые подтверждают причастность Максима Иванкина к двойному убийству в лесу под Рязанью.

Чтобы допросить всех свидетелей, зачитать протоколы и экспертизы, государственным обвинителям понадобилось 21 заседание. Их общая продолжительность превысила 43 часа.

30 октября к оглашению своих доказательств приступит защита Максима Иванкина. Это будут первые слова за три с лишним года, в которых прозвучит позиция подсудимого по поводу предъявленных ему обвинений в убийстве. Все это время Иванкин, его адвокаты и родственники хранили молчание.

По версии обвинения, Екатерину Левченко и Артема Дорофеева убили из-за того, что они хотели пойти в полицию и рассказать о торговле наркотиками, к которым были причастны фигуранты дела «Сети»*.

О том, что звучало на последних пяти заседаниях, читайте в репортаже «НеМосквы».

Максим Иванкин и его адвокат Константин Карташов в Рязанском областном суде

«Надо меньше дуть»

О том, что Екатерина Левченко и Артем Дорофеев сами употребляли наркотики, свидетельствует их переписка в соцсети «ВКонтакте».

«Ты накуренный там штоле?» — спрашивала Левченко 4 октября 2016 года.

«Нет, буханочка, я пьян. Я фортепьян», — отвечал ей Дорофеев и приглашал погулять.

«Мы опять накуримся и уснем», — отказалась она.

Через два дня после этого Дорофеев рассказывал, что «ща пойдем за травой» [по версии следствия, речь шла о марихуане]. Еще через месяц он признавался, что «не могу смотреть на гречку, уже тошнит» [по версии следствия, речь шла о героине].

В сообщениях Левченко встречаются фразы «надо меньше дуть, потому что каждый наш вечер проходит как в тумане», «трава учит ценить настоящее, вот что я поняла. Не прошлое там или будущее, а здесь и сейчас».

При этом девушка осуждала слишком частое употребление наркотиков: «Артем, ну тебе самому не надоело? Мож хорош?», «Прекращай дуть».

«Да, Кать, ты права», — соглашался с ней Дорофеев.

Артем Дорофеев, Екатерина Левченко и их сосед по квартире Михаил Кульков. Фото: ВК

4 ноября 2016 года они больше полутора часов общались о том, как героин и другие наркотические вещества влияют на здоровье.

«Шизофрения, галлюцинации, психоз», — перечисляла Левченко результаты своих поисков в интернете.

«Жестко, — отвечал Дорофеев. — Я теперь буду реже. Гречку».

«Надо сказать, что общие последствия я на себе ощущаю, — признавалась Левченко, говоря про употребление марихуаны. — Апатия, депрессивность, необоснованная тревожность, жизнь такая серенькая, а сейчас еще и раздражительная. Да и мысли в моей голове стали другими. Я как будто в пузыре, и внешний мир звучит так гулко и едва различимо».

В переписке молодой пары также упоминается Михаил Кульков, вместе с которым они снимали двухкомнатную квартиру на улице Попова в Пензе. Судя по контексту, он употреблял наркотики чаще них. Это следует, например, из диалога про то, что не нужно сдавать тест на трезвость перед получением водительского удостоверения.

«Пффф! Выходит наркоманам можно водить машину?.. Теперь мне страшно. Выходит, даже Миша может водить?» — уточняла Катя.

«Да, даже он», — подтверждал Артем.

В беседах также мелькают имена гостей, которые посещали их съемную квартиру. Самый частый из них — некий Паша. Как следует из материалов уголовного дела, это был псевдоним Максима Иванкина.

23 ноября 2016 года, 16.07 — 17.35
Левченко: Артем, скинь мне фотку, где мы на диване все лежим с чайником.
Дорофеев: Ща. Держи
На фотографии — Екатерина Левченко, Артем Дорофеев, Максим Иванкин. Фото: ВК

На праздничный вечер 1 января 2017 года вместе с Пашей в квартиру приходит некий Антон — по версии следствия, так называл себя Дмитрий Пчелинцев, являвшийся «создателем террористического сообщества» «Сеть»*

«Чувачки дома?» — спрашивал Артем утром 23 февраля 2017 года.

«Борис ток», — отвечала ему Катя.

С этого дня до гибели молодой пары остается чуть больше двух месяцев. А Борис, про которого пишет Левченко, — 16-летний Алексей Полтавец. Через три года он признается журналистам, что выстрелил в Дорофеева из охотничьего карабина «Сайга», а затем перерезал ему горло.

Алексей Полтавец. Рисунок Екатерины Левченко

Причастность к наркоторговле

В своем интервью Полтавец рассказал еще и о том, что Дорофеев помогал продавать наркотики фигурантам дела «Сети»*. Заработанные деньги он хотел пустить на открытие своего бизнеса — киоска с шаурмой.

«Дорофеев, Иванкин и Кульков ходили [делать закладки] вдвоем или втроем, периодически меняясь, — говорил Полтавец. — Возможно, Левченко помогала им дома — типа упаковать».

Слова о причастности Дорофеева к наркоторговле подтверждаются фрагментами личных сообщений, которые сохранились в его аккаунте.

«Тёма здорова, как сам? Можешь помочь чем-нибудь?», — спрашивал Артема один из пользователей 22 марта 2017 года.

«Здорова, ну да, поспрашиваю, позже отпишу, — обещал ему Дорофеев и через некоторое время уточнял. — Короч, по 300 р».

«Нормальная?» — интересовался собеседник.

«Ага», — ответил Артем и поставил смайлик.

В переписке Дорофеева с Кульковым встречаются фразы: «сёдня Саня Гришин возможно возьмет, дай побольше чутка», «Рыжий расщитался», «сколько сделать-то надо?»

Фигуранты дела “Сети”*. Пенза, 2019 год. Крайние справа в первом ряду – Максим Иванкин и Дмитрий Пчелинцев

Вечером 27 января 2017 года Екатерина Левченко беспокоится по поводу какого-то задания, которое предстоит выполнить Артему. Речь, возможно, идет о закладке наркотиков.

«Кать, все будет нормально, не кипишуй», — отвечает ей Дорофеев.

«Ну ты позовешь еще кого-то с собой? Я не хочу, чтобы ты был один», — пишет она.

«Паша, Миша по-любому», — успокаивает он.

Паша, Миша и Борис будут задержаны полицией в ночь на 31 марта, прямо во время закладки наркотиков. Речь идет про Иванкина, Кулькова и Полтавца.

«Твои родственники как поживают? у них норм всё? Ты с ними сейчас?», — переживал Дорофеев за своего друга Михаила Кулькова, который взял всю вину на себя и отправился под домашний арест.

Это были последние слова, которые Артем оставил в соцсети «ВКонтакте». Они датированы 1 апреля 2017 года. До его убийства остается меньше месяца.

Рязанская квартира

Через три дня после этого Максим Иванкин и Алексей Полтавец, давшие подписку о невыезде, покидают Пензу. Добраться до Рязани им помогают знакомые: фигурант дела «Сети* Илья Шакурский и его девушка Виктория Фролова.

4 апреля 2017 года камеры видеонаблюдения на федеральной трассе М5 «Урал», фиксируют белый автомобиль «Lada Granta», принадлежащий Фроловой: он движется из Пензы до юго-восточной окраины Рязани, а затем поворачивает назад.

Одновременно с этим на территории Рязанской области пеленгуется телефон Ильи Шакурского. Позже он пояснит суду, что с поиском квартиры Иванкину и Полтавцу помогла его рязанская знакомая Ольга Полынова. Судя по детализации звонков, она стала этим заниматься на пятый день после их прибытия.

Так, 8 апреля, в 14 часов 39 минут, Полынова звонила Светлане Назаровой, у которой снимала раньше комнату в общежитии на ул. Нахимова. Их разговор длился 35 секунд.

«Позвонила Полынова Ольга, сказала, что поссорилась с матерью и ей нужна комната, чтобы пожить там один или два месяца, — рассказала следователям Светлана Назарова. — Возможно даже на следующий день мы встретились, я передала ей ключи от комнаты, а она мне — пять или шесть тысяч рублей за месяц проживания».

По данным сотового оператора, Полынова перезванивала Назаровой 9 апреля — длительность звонка составила 2 секунды.

10 апреля Назарова дважды звонила Полыновой: первый разговор длился 61 секунду, на второй разговор понадобилось 126 секунд.

Следующий сеанс связи состоялся у них 30 апреля.

Полынова сказала, что съезжает. После чего мы встретились с ней на следующий день, она отдала мне ключи, — пояснила Светлана Назарова суду. — Потом я приезжала, смотрела [комнату], все аккуратно, чисто. Никаких претензий не было.

Рязань. Общежитие на ул. Нахимова

По версии следствия, Иванкин и Полтавец заехали на съемную квартиру в ночь с 9 на 10 апреля. Еще через какое-то время к ним заселились сбежавшие из Пензы Левченко и Дорофеев. Как рассказал Шакурский, в двадцатых числах апреля он заезжал в Рязань и видел в этой квартире всех четверых.

Также Артема Дорофеева видел житель соседней квартиры Артем Салюк. В марте 2021 года свидетель опознал его по фотографии: он выходил в те дни из квартиры вместе с каким-то молодым человеком. На нем была теплая куртка бежевого цвета и черная вязаная шапка.

Выступая в суде через два с половиной года, Салюк заявил, что видел парня со спины, лица не запомнил. Причем был он с девушкой, которая ранее почти три года жила в этой квартире — он запомнил ее по розовым волосам.

Возможно, эти расхождения связаны с большим отрезком времени, за который многое забылось и спуталось. Впрочем, базовые станции, которые находятся в 500 метрах от общежития, в период между 9 и 16 апреля 2017 года фиксировали телефон Ольги Полыновой почти каждый день.

Также Артем Салюк уточнил, что молодые люди жили в квартире недолго, но «вели себя очень шумно, на что жаловались соседи».

Что значит: шумно себя вели? — поинтересовались у него присяжные.

Голоса. Повышенный тон. Я думаю, несколько человек там было, — ответил свидетель.

Еще одним жителем, который опознал Дорофеева, стала пенсионерка Татьяна Калинина: она столкнулась с ним в те же дни при выходе из подъезда. Кроме того, во дворе ей встретились девушка с парнем, в котором она по рыжим бакенбардам опознала Максима Иванкина.

Муж пенсионерки Игорь Калинин также опознал Максима Иванкина и Екатерину Левченко: он видел их во дворе рано утром, в компании из пяти человек, которые разговаривали на повышенных тонах.

«Опасаясь изобличающих показаний»

Про мотивы убийства представитель прокуратуры говорил еще в начале судебного процесса.

В апреле 2017 года Дорофеев и Левченко высказали намерения прекратить скрываться, вернуться в Пензу и явиться в правоохранительные органы с повинной [о своем участии в продаже наркотиков], — отмечала государственный обвинитель Оксана Маякова, ссылаясь на признательное интервью Алексея Полтавца. — Опасаясь, что они могут дать показания, изобличающие как их самих, так и других членов террористического сообщества «Сеть»*, Иванкин и Полтавец вступили в преступный сговор с целью убийства.

Место обнаружения останков. Лес рядом с деревней Лопухи. Фото: Новая газета

Следствие считает, что в конце апреля все четверо отправились в лес, где Иванкин убил Екатерину Левченко при помощи ножа.

За убийство Артема Дорофеева отвечал Полтавец: он выстрелил в его лицо из охотничьего карабина «Сайга», а затем перерезал горло.

Закопанные останки погибших были обнаружены в лесном массиве, в четырех километрах от деревни Лопухи. Жительница Лопухов Светлана Самошкина подтвердила суду, что в марте или апреле 2017 года видела девушку и двух незнакомых парней.

Один ко мне повернулся, мне его взгляд не понравился, — вспоминала она на суде. — Как у волка взгляд. И бакенбарды такие рыжие.

По мнению следователей, Артем Дорофеев был застрелен из карабина, принадлежавшего Максиму Иванкину. Как сообщал бывший участковый Михаил Филюнин, в доме подсудимого хранилось два карабина «Сайга» и травматический пистолет «ИЖ». Последний раз сотрудник полиции видел это оружие в феврале 2017 года, когда проводил обязательную проверку. Убедиться в сохранности оружия в следующем году участковый уже не смог, поскольку Иванкин находился в бегах, а сейф в его комнате был заперт на ключ.

В том, что карабины и пистолет отсутствуют, силовики убедились только в ноябре 2020 года, когда проводили обыск по решению Басманного суда Москвы. Вплоть до настоящего времени оружие находится в розыске.

Жизнь после убийства

Разговоры о том, что Максим Иванкин может быть причастен к убийству, активизировались в группе поддержки фигурантов дела «Сети»* в апреле 2019 года. По словам активиста Ильи Хесина, их спровоцировала какая-то девушка, которая приехала на суд по продлению ареста и рассказала, что Иванкин с Кульковым скрывались в ее московской квартире.

— В процессе проживания у них случился нервный срыв, они пытались вскрыть вены и признались в том, что они убили человека, — пересказал Хесин содержание этого рассказа суду.

Следствие считает, что речь идет про Ольгу Печурину. На допросе она подтверждала, что познакомилась с Иванкиным и Кульковым на одном из концертов в Москве, весной или летом 2017 года. Затем она несколько раз встречалась с ними и вступала в интимную связь.

«Это произошло либо до осени 2017 года, либо после весны 2018 года, когда у меня было нормальное самочувствие, — уточнила она. — А с осени до весны у меня было обострение заболевания [шизотипическое расстройство личности], что выразилось в мании, психозе и депрессии. В этот период я постоянно находилась дома под присмотром родственников».

Ольга Печурина отрицала, что приезжала на суд в Пензу. Кроме того, она пояснила, что никогда не слышала от Иванкина и Кулькова признаний в убийстве. Покончить с жизнью в ее присутствии они также не пытались.

Максим Иванкин. Рисунок Екатерины Левченко

В материалах уголовного дела хранится ответ «Федеральной пассажирской компании», из которого следует, что в апреле 2019 года на имя Печуриной были куплены билеты из Москвы в Пензу и обратно. Однако девушка ими так и не воспользовалась, сделав возврат.

После задержания Иванкина и Кулькова летом 2018 года она установила с ними переписку, что подтверждается ответом из следственного изолятора.

Следователи допрашивали Печурину дважды. Оба раза та утверждала, что никогда не приводила Иванкина и Кулькова на свою квартиру, где проживает с бабушкой, матерью, дочерью и младшей сестрой.

При этом мать девушки Елена Мертц рассказала, что как-то летом Печурина поселила в своей комнате двух молодых людей. Показывать паспорта они отказались, сказав, что работают на стройке и сдали все документы начальству.

«Эти ребята жили около двух недель, после чего я потребовала, чтобы они съехали, в противном случае я хотела вызвать полицию», — уточнила Елена Мертц.

Свидетель Ирина Лунная, проживающая в той же десятиэтажке, на допросе у следователей вспоминала, что пару раз встречала в подъезде двух молодых ребят, у одного из которых была щетина рыжего цвета.

«Одна из встреч произошла в лифте, — говорила она. — Я поднималась на свой 10 этаж, а молодые люди вышли из лифта на несколько этажей ранее: скорее всего на седьмом или восьмом».

Квартира, в которой живет Ольга Печурина, находится на восьмом этаже.

Михаил Кульков

Свидетель Марина Крупчак, проживающая на последнем этаже, также встречала двух молодых людей на лестничной клетке, в лифте и во дворе. По ее версии, эти же ребята проживали какое-то время на чердаке: «Очень долгое время там лазали — три или четыре месяца. Шуршали, разговаривали. В основном ночью».

Крупчак посоветовала судье допросить соседку по фамилии Гончарова, которая часто курила с этими ребятами на площадке.

Когда стали весь дом допрашивать, Гончарова общалась с Печуриной, спрашивала, что происходит вообще. И та [Печурина] ответила ей: «Да убили там кого-то». Мы еще очень долго в стрессовой ситуации находились: человек не осознает, видимо, что это угрозу представляло, в том числе для нее.

Протокол допроса соседки по фамилии Гончарова в обвинительном заключении отсутствует и на судебные заседания этот свидетель не вызывался.

«Сильно парюсь из-за того, что спрятано»

В ноябре 2020 года во время обыска в доме Иванкиных следователи изъяли письма на 122 листах, которые Максим передавал из СИЗО через адвоката.

В одном из писем он просит родителей не обсуждать по телефону «ОСОБЕННО про Рязань».

«Эта правокационная история вообще неизвестно, как на нас повлияет», — поясняет Иванкин.

Своей жене Анне Шалункиной он жалуется на то, что боится даже знакомых активистов из группы поддержки, которые приходят к нему на суды после огласки версии про убийство.

Анна Шалункина в день свадьбы с Максимом Иванкиным у пензенского СИЗО. Фото: 7х7

«Какую-то панику внушают. Хз от кого и что ожидать. Тип они не знали веселых историй?! Да ну! Не поверю!» — эти слова подтверждают показания Ильи Хесина о том, что возможная причастность Иванкина к убийству обсуждалась задолго до того, как об этом сообщили СМИ.

«Надо разрулить весь этот пздц с журналистами. Вернуть на нашу сторону правозащитников и хоть небольшую группу активистов», — пишет подсудимый жене. — «Всё, что эти журналюги сейчас нароют, надо будет опровергать в суде».

Также он советуется с ней по поводу того, что «спрятано» — по мнению следователей, речь идет об оружии:

«Я оч. сильно парюсь из-за того, что спрятано. Я знаю, что тому человеку, которому ближе всех, в этом плане нет доверия, — не справится. Кароч я думаю, что это надо уничтожить. Есть какие-нибудь мысли на этот счет? Я просто не представляю, как».

Кроме того, Максим Иванкин просит родителей доехать до ресторана «Для Вас» и спросить у администратора телефон некоего Евгения, который должен ему 30 тысяч рублей за кровлю.

«Трясите деньги с него, это мин[имум] адвоката окупит. Он меня тоже как Пашу знает», — написал Иванкин, подтвердив тем самым свой псевдоним.

Администратор ресторана Максим Федосов рассказал суду, что действительно нанимал на подсобные работы двух молодых людей, которые представились Пашей и Антоном.

Позже следователь мне сказал, что на самом деле Пашу зовут Максимом, фамилия Иванкин, — уточнил свидетель. — Я еще спросил: «Мы точно разговариваем про одного и того же человека?» Оказалось, что да, это тот человек. Я опознал его по фотографии, по рыжим волосам.

Также в ходе опознания выяснилось, что под именем Антон у него работал Дмитрий Пчелинцев.

Тем, кто якобы задолжал Максиму Иванкину 30 тысяч рублей, оказался директор строительной компании «Хоровод» Евгений Терентьев. Он рассказал суду, что действительно нанимал Пашу и Антона при строительстве административного здания — нужно было поднять материалы на крышу.

Павлу я остался должен, — признался свидетель. — Сказал, что отдам, но сразу не мог отдать. А впоследствии я не смог до него дозвониться. В районе 10 тысяч [должен был].

Евгений Терентьев также опознал Пчелинцева и Иванкина: по его словам, они представлялись ему под другими именами. Кроме того, свидетель отметил, что вместе с ними на стройке работали еще несколько человек, которые были «товарищами Пчелинцева».

Архивы «НеМосквы»

«НеМосква» с самого начала следит за процессом об убийстве в рязанском лесу.

Подробнее о том, что звучало на допросах свидетелей в других заседаниях, читайте здесь.

*Московский окружной суд в январе 2019 признал «Сеть» террористической организацией. Фигуранты дела утверждают, что такой организации никогда не существовало.

**26 января 2023 года Генпрокуратура РФ объявила интернет-издание «Медузу» нежелательной организацией, деятельность которой представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности Российской Федерации.