Сюсюканье, умиление и деревенская общность — как якутская пропаганда продает людям войну

Существует федеральный язык для агитации людей к участию в войне. «Своих не бросаем», «Za наших», «Присоединяйся к своим» итд. Главная интонация здесь — призыв к некой «настоящей жизни и работе», каковой предлагается воспринимать войну. Но в Якутии у местных пропагандистов стихийно сформировался собственный язык, который отличается от федеральных интонаций. Его лейтмотив — тихое убаюкивание и мысль «Окоп — это продолжение твоего деревенского дома, который не так уж и сильно от него отличается». Этот язык достоин быть зафиксированным точно и подробно.

Сразу начнем с одной из самых характерных цитат. Приведем ее полностью, чтобы все стало понятно — «Поговорив с якутскими солдатами, мы были приятно удивлены, как они аккуратно устроили свои блиндажи и окопы. Сразу видно, что с детства приучены к сельскому труду и охоте. Бывает, на посту добывают разными способами фазанов и зайцев. Ремонтируют машины и танки. Сослуживцы даже шутливо говорят — «Если в нашей роте есть якут, то не пропадем». Фактически, месседж такой — «Жизнь в окопе это продолжение вашей привычной деревенской жизни, такое же уютное и привычное, только комфортнее и лучше».

Важная часть жизни якутских деревень — приезд локальных звезд эстрады в деревенские дома культуры. Локальная пропаганда активно снимает сюжеты, где абсолютно такие же концерты происходят для жителей республики на фронте, но уже в декорациях разрушенных зданий. Инфернальное зрелище.

Типичный концерт в якутской деревне, но это не якутская деревня

Все это сдобрено  умилением от войны, как таковой. Немаловажную часть в формировании настроения этой коммуникации является якутский феномен WhatsApp, то есть ощущение цифровой деревни в многочисленных WhatsApp-группах, где сидит большинство населения Якутии.

Именно поэтому якутские военкоры постоянно давят на чувство деревенской общности. Чтобы не выпадать из этой общности — участвуй в войне! — подсказывают пропагандисты аудитории.

Важный жанр в якутской пропаганде — интервью с участниками войны. Вот эталонный пример. Здесь война позиционируется, как фактически событие-праздник, поездка на которое вполне уместится в короткий отпуск на работе в красивом офисе.

Главный герой сюжета — Николай Потапов, любимец якутской пропаганды. В зависимости от контекста ситуации, его представляют то врачом, то основателем двух стартапов (один из них носит характерное имя «Vedroid»), или же военным добровольцем.

Обратите внимание на его видеооткрытку непосредственно с войны. Стиль, характерный для видеоприветов от ЧВК Вагнер, но смягченный и более нежный. Чего стоит одно «айтишники, всем привет!».

Распаковка полевой аптечки в его исполнении выполнена в лучших традициях распаковок гаджетов на YouTube. Легко поверить, что здесь мы имеем дело с какой-то классной игрушкой, использование которое не сопряжено с кровью и болью.

Счастливый человек рассказывает о войне, как будто бы вернулся из Диснейленда. Краткое содержание пропагандистского месседжа — «Если вы не успеете поучаствовать в войне, это недостойно и не по-мужски. На вас будут косо смотреть на улице после победы, поэтому давайте участвуйте. Это дело на пять минут буквально». Отдельная чудовищная вещь — местная пропаганда активно эксплуатирует память «Якутских снайперов в ВОВ», намекая, что участие в  нынешней войне — продолжение славной традиции.

Еще один излюбленный прием местной пропаганды — постоянно подсвечивать, что добровольцами на войну едут люди в возрасте.

Уважение к пожилым — важная часть культуры якутской деревни. Здесь есть своя отработанная драматургия — сразу после интервью с возрастными добровольцами с пассивной агрессией упоминается «молодое трусливое поколение, сбежавшее из страны в ответственный момент».  

Есть и более официозный жанр. Так, главный государственный медиа-холдинг Якутии «Сахамедиа» в октябре 2022 года запустил проект «Редколлегия», номинальной целью которого было «обсуждение журналистами ключевых событий». В среднем каждый выпуск набирает по 300 просмотров. Тональность выпусков максимально баюкающая — типичная тема звучит, как «почему якутяне едут добровольцами на СВО». Генеральный директор «Сахамедиа» Виктор Колесов в начале выпуска как бы с удивлением говорит, что в Якутии огромное количество добровольцев и надо поскорее изучить их и познакомиться с ними. То есть, месседж «Война не здесь, а где-то далеко, мы ее и не заметили» доведен здесь до абсолюта.

Следующая деталь выглядит, как чистый анекдот, но это не анекдот.. В репортаже «Окопная правда» в какой-то момент интервью дает человек с заблюреннным лицом, однако он называет конкретный район республики, где он живет и свое настоящее ФИО. Плотность населения в Якутии настолько мала, что узнать все личные данные этого человека с помощью пробива — дело на 15 минут. О физической опасности деанонимизации человека никто даже и не подумал, включая редакторов и монтажеров этого сюжета.

Но и у якутской и у федеральной пропаганды есть одна общая деталь — обе они старательно не помнят вчерашний день. Глава Якутии Айсен Николаев еще совсем недавно был абсолютно прозападным политиком — он завтракал с Дональдом Трампом, ездил в Древнюю Олимпию и не вылезал из заграничных поездок в страны ЕС.

Глава Якутии Айсен Николаев на фоне Капитолия совсем недавно

За что и получил в народе издевательское прозвище «Турист». Сегодня же он старательно фотографируется в камуфляжной форме, лежит с оружием на стрельбищах и «чихать хотел» на санкции США. Абсолютно волшебная метаморфоза. 

Глава Якутии без Капитолия сейчас