Под личным контролем императора. Финляндия в составе Российской империи

Все эпизоды подкаста «Дальше мы сами». Слушайте нас на всех музыкальных сервисах

«Войска Наши с мужеством им обычным, борясь с препятствиями и превозмогая все трудности им предстоявшие, пролагая себе путь чрез места, кои по настоящее время считались непроходимыми, повсюду встречая неприятеля и храбро поражая его, овладели и заняли всю почти Шведскую Финляндию. Страну, сию оружием Нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне навсегда к Российской империи, и вследствие того повелели Мы принять от обывателей ее присягу на верное престолу Нашему подданство».

СТУДИЯ: С такими словами в 1808 году к миру и жителям Финляндии обратился император Александр I, и хотя Русско-Шведская война продолжалась и не вся еще финская территория перешла под контроль российской армии, ее командование сочло, что Финляндию можно считать покоренной. Официально Великое княжество Финляндское стало частью империи после подписания Фридрихсгамского мирного договора в 1809 году. Это подкаст «Дальше мы сами». Меня зовут Андрей Аллахвердов. Здравствуйте.

В Российскую империю входило несколько территорий, присоединенных в разное время, которые были в той или иной степени автономны – балтийские территории, Кавказ, Бессарабия. Но самой широкой автономией пользовались Финляндия и Польша. Финляндия входила в Россию по частям говорит научный сотрудник Национального архива Финляндии профессор Дмитрий Фролов.

ДМИТРИЙ ФРОЛОВ: То есть она даже не двумя, а тремя, пятью и десятью кусками входила потихонечку в состав Российской империи. Но надо помнить, что Россия, Новгородская республика на протяжении многих сотен лет вела войны против королевства Швеции и, соответственно, это уже стала даже, может быть, каким-то национальным видом спорта. Но действительно включалась частями и окончательно Финляндия вошла в состав Российской империи на правах Великого княжества Финляндского в 1809 году.

СТУДИЯ: А в 1811 году все финские территории императорским манифестом были объединены в одну.

Манифест 11 декабря 1811 года. 
О наименовании старой и новой Финляндии
 совокупно Финляндиею

С присоединением новой Финляндии к Российской Империи различие между старою и новою Финляндиею, как в наименовании их, так и в самом образе управления находя излишним и настоящему положению сего края несвойственным, вняв мнению Государственного Совета, признали мы за благо постановить следующее: 



1) старую и новую Финляндию отныне совокупно именовать Финляндиею; 



2) прежняя Финляндская губерния, наравне с губерниями в Финляндии существующими, отныне состоять будет в главном управлении, для сей страны Нами учрежденном.

ДФ: В принципе у Финляндии и в составе королевства Швеции была большая автономия. Это не то, что было при Российской империи, но была довольно большая автономия. После того, как Финляндия была включена в состав Российской империи, у Финляндии присутствовали все атрибуты государственной власти. То есть была своя денежная единица, был свой сенат, своя почта, почтовая марка, была граница, была таможня.

Для того чтобы гражданину великого княжества финляндского приехать на территорию российской империи на «материковую часть» – в метрополию, ему нужно было получить паспорт. То же самое – для посещения Финляндии надо было получить ну не паспорт, но выездные документы для граждан Российской империи. И вот, кстати, с паспортами связано в том числе и то, что население Финляндии… Это не только с паспортами, это еще и с религией связано, естественно. Население Финляндии было одной из самых высокообразованных, грамотных, точнее, населений на всём пространстве Российской империи. То есть по переписи 1896-1898 года на территории Великого княжества Финляндского находилось более 75% грамотных людей обоего пола. Для сравнения, в Петербурге было 45-55%, а в Москве – ниже 50%. Приблизительно такой же процент был в балтийских провинциях и в Польше. Это связано с тем, что для чтения Библии лютеранам и для получения паспортов лютеранам надо было уметь читать и писать. Надо было поставить свой автограф для получения этого паспорта и, соответственно, можно было путешествовать. То есть, такое немножко заблуждение о том, что это глубокие дремучие провинции, провинции, там, «приют убогого чухонца», – не совсем так.

Налоги, которые собирались внутри Великого княжества Финляндского, оставались на территории Великого княжества Финляндского и не перечислялись в российскую казну. В России у императора существовал министр статс-секретарь по делам Финляндии. То есть император получал информацию о Финляндии из двух информативных источников: от генерал-губернатора, который находился в Финляндии, это был представитель царя, и министра статс-секретаря – это был финский представитель, который имел право напрямую докладывать императору о ситуации в одной из самых спокойных провинций Российской империи.

СТУДИЯ: Собственно, в этом и было отличие. Историк Осмо Юссила как раз и обращает внимание на то, что прямое подчинение императору практиковалось и в других областях – или, как мы бы сейчас сказали, регионах, – но тут Великое княжество Финляндское существовало, фактически, как отдельное государство внутри империи: «С созданием особой должности статс-секретаря финляндского дела, касавшиеся Финляндии, представлялись отдельно от других дел империи. Указы российского сената обретали силу в Финляндии лишь после того, как статс-секретарь финляндский повторно представлял их императору, и именно в форме, сообразованной с условиями Финляндии, с учетом которых они и должны были быть приведены там в исполнение. Таким образом, Финляндия и финны были подчинены непосредственно императору, минуя механизм центральной администрации России».

«Промыслом Всевышнего вступив в обладание Великого Княжества Финляндии признали Мы за благо сим вновь утвердить и удостоверить религию, коренные законы, права и преимущества, коими каждое состояние сего Княжества в особенности и все подданные оное населяющие от мала до велика доселе по конституциям их пользовались, обещая хранить оные в ненарушимой и непреложной их силе и действии…»

Эмануэль Тельнинг. Александр I открывает Боргоский сейм

СТУДИЯ: Эту формулу, подтверждающую особое положение Финляндии в составе империи, будет повторять, вступая на престол, каждый император, а в первый раз она была произнесена все в том же 1809 году в одном из старейших финских городов Порвоо – по-шведски Борго, где Александр I созвал сейм – собрание представителей четырех сословий финского общества – знати, духовенства, горожан и крестьян. Считается, что созыв Боргоского сейма и положил начало финскому государству. Правда потом он много лет не собирался – в следующий раз он будет созван аж в 1863 году уже при Александре II, а время этого перерыва называется в переводе с финского «государственной ночью». Тогда страной управлял сенат, он готовил законопроекты, которые и отправляли напрямую императору.

ДФ: Единственное, чего не было в Финляндии, при всех этих атрибутах государственной власти – армии. То есть да, в Финляндии существовала гвардия. Гвардия была 5000 человек, без артиллерии. Она просуществовала до 1901 года, это было связано с периодом русификации.

Крепостного права в Финляндии, например, не было. Но была рекрутская повинность во времена шведской короны. Поэтому, в принципе, во времена правления Петра Первого, довольно большое количество финнов попало в плен под Полтавой и под Переволочной. Они были рекрутированы шведской армией и соответственно воевали. После этого были сосланы в Тобольск, в Сибирь, и жили там.

СТУДИЯ: Но в составе Российской империи рекрутских наборов не было?

ДФ: Финляндия была освобождена от рекрутской повинности до 1901 года. После того, как в 1901 году вышел новый закон о воинской обязанности, финнов начали призывать, точнее пытаться призывать в русскую императорскую армию, и это был один из тех толчков, который заставил некоторых финнов эмигрировать из страны, в Северную Америку, например. То есть, кроме гвардии ничего не было.

Гвардия это не была армия в полном смысле этого слова. На гвардию были наложены определенные ограничения. Например, гвардию нельзя было применять за территорией Великого княжества Финляндского. Но, несмотря на это, финны принимали участие в «военном туризме» во многих частях – в подавлении венгерских восстаний 1848 года, польских восстаний, принимали участие в Крымской войне, принимали участие в Турецкой войне. Так что в принципе гвардия, так скажем, обкатывалась. Но единственная проблема в том, что не было возможности строить военную карьеру. Поэтому финны, если они хотели продолжить военную карьеру, они переходили в имперскую армию или флот. Порядка 600 финнов дослужились до звания генерала или адмирала российской императорской армии и флота. Например, Маннергейм, много было таких.

СТУДИЯ: Известно, что Финляндия была местом, куда уезжали или скрывались, как мы бы сейчас сказали, диссиденты. И жили там, и приезжали в Россию через Финляндию. Получается, что полиция не вмешивалась в то, что происходило в Финляндии?

ДФ: Ну что значит не вмешивалась? Все-таки надо исходить из того, что это территория Российской империи. Они существовали. И никто не мог запретить работу и полиции. Ну, просто финская полиция была финской полицией, а корпус жандармов — это всё-таки структура имперская. То есть да, они присутствовали, но они, собственно говоря, в большинстве случаев выполняли, я не скажу, что декоративную функцию, но в основном выполняли такую парадно-административную функцию. То есть при визитах высочайших гостей они осуществляли охрану и так далее, и так далее, и так далее. И тогда они начинали более активно работать. То есть, например, любой визит члена императорской семьи характеризовался всплеслеском работы жандармского управления Финляндии. Существовали филёры, которые следили за неблагонадёжными, существовали сотрудники, которые там проводили какую-то разъяснительную работу и так далее. Во время визитов императорской семьи на шхеры и так далее, они как раз выполняли функции местного населения, рыбаков, лодочников. Есть даже, по-моему, такая байка – не байка, что кто-то из императоров столкнулся с финскими рыбаками на шхерах, раздал всем по серебряному рублю, а потом жандармское ведомство приказало своим филерам сдать деньги, эти рубли, в пользу казны. В принципе, естественно, существовало не одно ведомство, жандармское ведомство. Существовало жандармское ведомство в Финляндии, и существовали жандармское ведомство в крепости Свеаборг (Суоменлинна), поскольку она не являлась территорией Великого княжества Финляндского, она была крепостью имперского подчинения. И там существовало свое жандармское начальство, хотя дислоцировано оно было в городе Гельсингфорс (Хельсинки).

Ну, вот как раз юрисдикция разграничения полномочий. Ну, как вот Таммерфорсская конференция большевиков. Все прекрасно знали, что тут и Ленин есть, и у нас есть документы, есть есть следственные дела, или как они называются, запросы от жандармского ведомства полицейского управления митрополии об этих людях. Но как-то так это все проходило, что финская полиция особенно не… Я не скажу, что она саботировала приказы вышестоящих, потому что этого не могло быть, но активности она не проявляла. То же самое как Ленин путешествовал через Швецию и большевики путешествовали через Швецию ну это к вопросу о дырявости границ. Все прекрасно знали, но не более того. То же самое, как большевики пересекли границу с Российской империей. Рахья привез их на паровозе. Здесь очень много интересных легенд, которые можно обсудить. Например? Например, о том, как действительно большевики передвигались, как они прятались.  Разлив опять-таки, шалаш.

Кстати интересная такая картинка – то место, где располагалось жандармское ведомство в крепости Свеаборг после установления дипломатических отношений между Советским Союзом и Финляндией было отведено под российское представительство. Одна из первых бомб, которую Советский Союз сбросил во время войны в 1941-1944 год, попала именно в посольство Советского Союза. Ну и после того, как посольство переехало, там располагался муниципалитет. Там мэрия города Хельсинки. Ну сейчас там уже они переехали тоже. Свято место пусто не бывает.

СТУДИЯ: Чем же объяснялась такая широкая автономия Финляндии в составе империи?

ДФ: Ну, у Польши был такой же статус, как у Финляндии, с небольшими ограничениями. Польша и Финляндия – это две кардинально противоположные, как я всегда шучу, что Польша – это революционный путь развития, Финляндия – это эволюционный путь развития Российской империи.

Во-первых, присоединение Финляндии – это результат договора. Точнее, автономия – это результат договора, потому что Россия серьезно опасалась, что Швеция может снова напасть на Россию в 1812 году. И поэтому были подтверждены законы Финляндии, был учрежден Сенат и так далее. Здесь комбинация кнута и пряника.

Ну, это наверное связано все-таки с тем, что я говорил, что эволюционные и революционные пути развития, то есть Финляндия, она была более лояльна, чем другие окраины Российской империи. При том, что существовало все-таки национальное движение и так далее, в Финляндии всё старалось быть решено по законам. И законы в Финляндии, которые были установлены, были шведские. Было довольно удобно и комфортно при этих законах жить. Финны, опять-таки по традиции, первыми приносили присягу новому императору. И в принципе этот статус-кво он устраивал и российские власти, и до какой-то степени и генерал-губернатора, и министр статс-секретаря, и парламент, точнее, сенат. Поэтому в особых каких-то сильных телодвижениях была морально-этическая подоплека, что мы не шведы, никогда не будем русскими, так послушайте нам быть финлянцами, финнами. Поэтому здесь как-то так существовало до определенного момента, именно до периода начала 20-го века, точнее конца 19-го начала 20-го века, периода русификации, когда стали ущемляться права Финляндии, и здесь как раз вот и началось уже совсем другое.

СТУДИЯ: В 1890 г. вышел т. н. «почтовый манифест», упразднивший самостоятельность финского почтового ведомства. В 1891 г. был упразднен Комитет финляндских дел, а министр статс-секретарь теперь должен был согласовывать представляемые императору законопроекты, касавшиеся Финляндии, с центральными учреждениями империи. В июле 1891 г. вышло постановление о том, что русский язык становился официальным языком документальных сношений генерал-губернатора с финляндским Сенатом и Сеймом.

ДФ: Ну, сужение автономии — это, собственно говоря, единый процесс, который проходил при… Он начался, в общем-то, с Александра III, и продолжался при Николае II. Кстати, Мария Федоровна писала, что оставьте в покое этих бедных несчастных финляндцев. Пусть живут себе по своим законам. Это не точная цитата, но такая. Была попытка унификации российского законодательства. То есть, все независимые и автономные территории должны были быть приведены, должны быть упразднены законодательства внутренние и, соответственно, приведено все к единому знаменателю, к закону Российской империи. Поэтому в Финляндии это называется русификация, а в России это называется унификация.

СТУДИЯ: После февральской революции изменился как-то статус Финляндии?

ДФ: Ну, я бы не сказал, что сильно изменился. Но, во-первых, после февральской революции Финляндия была просто потрясена вакханалией убийств русских офицеров, когда моряки Балтийского флота резали офицеров. У нас есть огромное количество воспоминаний по поводу того, как обыватели были просто в шоке, они боялись выходить на улицу, пьяные матросы, которые ходили… Порядка двухсот человек было убито. Не только в Свеаборге, а это было на материковой части, в Гельсинфорсе. Потому что все-таки флот базировался в Хельсинки, в Гельсинфорсе. Поэтому все бригады, и минные бригады стояли, и корабли, линкоры стояли здесь. В Свеаборге были свои погромы, свои бесчинства. Но Свеаборг не особо видимый, так скажем, а Гельсинфорс видимый. На православном кладбище в Хельсинки, до сих пор есть могилы адмиралов, которые были убиты.

Манифест об утверждении конституции Великого Княжества Финляндского и о применении её в полном объеме

Облеченные всей полнотой власти, мы сим вновь утверждаем и удостоверяем религию, основные законы, права и преимущества, которыми граждане Великого Княжества Финляндского, от мала до велика, по конституции этой страны пользуются, обещая хранить оные в ненарушимой и непреложной их силе и действии.

Сейму Финляндии, который мы решили созвать в возможно краткий срок, будут переданы проекты новой Формы Правления для Великого Княжества Финляндского, и, если того потребуют обстоятельства, предварительно будут переданы проекты отдельных основных законоположений, в развитие конституции Финляндии. […] а также проекты законов о независимом высшем суде, о свободе печати и о союзах.

Мы торжественно сим актом подтверждаем Финляндскому народу, на основе его конституции, незыблемое сохранение его внутренней самостоятельности, прав его национальной культуры и языков. Мы выражаем твердую уверенность, что Россия и Финляндия будут отныне связаны уважением к закону, ради взаимной дружбы и благоденствия обоих свободных народов.

В Петрограде 7/20 марта 1917 года.

СТУДИЯ: Когда встал вопрос о независимости?

ДФ: Вопрос о независимости постоянно поднимался, особенно после того, как было свергнуто самодержавие. Вопрос о независимости считался одним из основных. Финляндия должна была стать независимой. Это естественный эволюционный процесс, как было в Норвегии, условно говоря. Другое дело, что после октябрьского переворота ситуация немножечко изменилась. Левые, которые, например, требовали независимости Финляндии, условно левые, они стали говорить, что надо дождаться, что Россия даст. А правые, стали требовать, чтобы независимость была немедленно. Поэтому 6 декабря была провозглашена независимость. И один из этих мифов, то, что Россия постоянно рассказывает, что Ленин даровал независимость Финляндии. Ну нет, это не совсем так, точнее совсем не так. Независимость Финляндии провозглашена 6 декабря. Подписывает указ даже не Ленин, который сыграл, в общем-то, не самую ключевую роль в предоставлении этой независимости. Там был Сталин, Троцкий, Бонч-Бруевич, еще десяток человек, в том числе и Ленин. И только 4 января 1918 года этот указ вступает в силу, и, соответственно, получается так, что Россия де-факто признает то, что в Финляндии уже случилось. То есть просто финский сенат пошел по привычке согласовывать все это. Даже если бы Ленин не признал бы, независимость в Финляндии состоялась. Да, это было бы немножечко сложнее. Потому, что опять-таки Финляндия считалась частью Российской империи, и западные государства считали, что надо признать независимость Финляндии только после того, как метрополия даст это разрешение. Это одна из причин. Много очень причин, но одна из причин — это то, что в принципе в Финляндии сразу же началась гражданская война. И, собственно говоря, это была война четырех сторон. Белая и красная, плюс две стороны — это немецкий экспедиционный корпус. И не надо забывать то, что русские войска еще находились на территории Финляндии. Но вот благодаря тому, что русские войска повели себя очень пассивно, поэтому, собственно говоря, белые захватили власть. Ситуация была такая, что у красных была артиллерия, но не было артиллеристов, а у белых были артиллеристы, но не было артиллерии. Ну, после того, как русские войска не вмешались, белые захватили артиллерию и, соответственно, одна из причин поражения, в том числе и красных, это в этой гражданской войне.

СТУДИЯ: Я благодарю за рассказ и комментарии научного сотрудника Национального архива Финляндии Дмитрия Фролова. Это был подкаст «Дальше мы сами». Слушайте нас, комментируйте, нам важно знать ваше мнение. До встречи.