2 марта 1837 года

В Петербурге арестован Михаил Лермонтов. Его обвинили в создании и распространении «непозволительных стихов» на смерть Александра Пушкина.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!.. 

Первую часть стихотворения 22-летний гусар написал, когда Пушкин был ещё жив, но его смертельное ранение уже обсуждалось во всём Петербурге.

Произведение малоизвестного поэта было мгновенно подхвачено публикой и зазвучало в самых элитных гостиных, текст переписывался в альбомы и заучивался наизусть.

Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит! 

Когда стало ясно, что убийца Пушкина отделается всего лишь высылкой за границу, Лермонтов написал вторую часть, обвинив в гибели поэта высокопоставленных проходимцев.

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!.. 

Император Николай I настолько поражён презрением Лермонтова к высшему обществу, что требует освидетельствовать его на вменяемость: «я велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он; а затем мы поступим с ним согласно закону».

Шеф корпуса жандармов граф Бенкендорф расценивает первую часть как обычную «дерзость», а вот вторая часть подпадает под признаки «бесстыдного вольнодумства» и граничит с преступлением.

Тут же возбуждается дело о «непозволительных стихах», в доме Лермонтова проводят обыск и сажают под домашний арест. Ещё через какое-то время его отправляют на Кавказ, без понижения в звании.

Лермонтов покидает Петербург известным поэтом. На новом месте службы он встретится со многими представителями интеллектуальной элиты, в том числе декабристами. И соберет бесценный материал для творчества.

Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата