18 марта 1918 года

Совнарком принял постановление о закрытии московских буржуазных газет:

Поручить Комиссариату юстиции войти в контакт с Московским Совдепом и тов. Дзержинским и принять меры к немедленному закрытию буржуазных газет с преданием редакторов и издателей революционному суду и применением к ним самых суровых мер наказания

Постановление приняли по предложению Свердлова — «в связи с начатой буржуазной прессой клеветнической кампанией против Советской власти». Под «клеветнической кампанией» подразумевалась реакция на только что ратифицированный Чрезвычайным Съездом Советов мирный договор с Германией. «Похабный» Брестский мир поносить начали еще до его заключения — и буржуазные газеты, и вполне себе социалистические.

Окровавленная и обессиленная Россия лежит у ног кайзера Вильгельма. Теперь уже не остаётся никакого сомнения, что «пломбированные» диктаторы из Смольного являются сознательными изменниками и предателями
(«Труд», 23.02.1918)

По условиям Брестского мира, РСФСР отказывалась от Прибалтики и части современной Беларуси, выводила войска из Финляндии и Османской империи, уступив последней Ардаган, Батум и Карс, признавала Украинскую народную республику независимой, распускала армию и разоружала флот. Теряла 26% европейской территории и 26% населения.

Государство, которое принимает такой мир, теряет право на существование
(«Дело народа», 22.03.1918)

19 марта, на другой день после постановления СНК, в «Известиях» вместе с опровержением «ложных слухов» Наркоматом иностранных дел вышло сообщение о закрытии газет «Московский вечерний час» и «Мысль». Свобода печати как завоевание Февральской революции просуществовала год. С натяжкой. 

Первым шагом к ее ограничению стал ленинский Декрет о печати от 9.11.1917. Он предписывал закрывать органы печати, «сеющие смуту». Временно, конечно:

Как только новый порядок упрочится, — всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода

Свобода слова и печати вернулась лишь спустя 70 лет. Увы, ненадолго.