19 марта 1697 года

25-летний Петр I отправился с дипмиссией на Запад — прорубать окно в Европу. Началось «Великое посольство» — зарубежная командировка царя длиной почти в 1,5 года.

Он ехал за границу не как любознательный и досужий путешественник, чтобы полюбоваться диковинами чужой культуры, а как рабочий, желавший спешно ознакомиться с недостававшими ему надобными мастерствами: он искал на Западе техники, а не цивилизации (В. Ключевский)

Официально посольство желало заручиться поддержкой европейских государств в борьбе с Османской империей — Россия имела виды на северное побережье Черного моря. Замаячила война со Швецией — поддержка была нужна и тут. Негласно же хотели перенять технологии в кораблестроении, закупить вооружение и зазвать на службу иностранных специалистов.

Cыскать за границей на морскую службу капитанов добрых, "которые б сами в матросах бывали, а службою дошли чина, а не по иным причинам" (В.Кл.)

«Великими послами» значились фаворит царя Лефорт, боярин Головин и дипломат Возницын. В свите из 50 дворян и «волонтеров» состоял и некий Петр Михайлов. Сохранить инкогнито не вышло — внешность двухметрового царя была примечательной. Но не обременять себя придворным этикетом и поработать учеником у мастеров получилось.

Господин Петр Михайлов везде за исправного, осторожного... и бесстрашного огнестрельного мастера и художника признаваем и почитаем быть может (из аттестата)

В Амстердаме царь поступил рабочим на верфь Ост-Индской компании. Поработал плотником. Однако правильной «корабельной пропорции» голландцы научить его не смогли. Инженерные тонкости постигал уже в Англии.

Зорко следя там за мастерствами, они не считали нужным всмотреться в тамошние нравы и порядки, ...не заметили, что, вторгнувшись в непривычное им порядочное общество, всюду оставляли здесь следы своих москворецких обычаев, заставлявшие мыслящих людей недоумевать, неужели это властные просветители своей страны (В.Кл.)

До конечного пункта — Венецианской республики — Посольство не доехало. В Москве случился Стрелецкий бунт.